«Внутри и вне помойного ведра» — Фредерик (Фритц) Перлз

Как зарождается новое направление в психотерапии? Каков на это взгляд ее создателя — «изнутри» и «снаружи»?

Сложно определить жанр книги «Внутри и вне помойного ведра». С самого начала Фритц Перлз заявляет, что это книга о нем. Но это не автобиография. Создатель гештальт-терапии много пишет о своем детище, но это точно не учебник. «Я — своя лаборатория»,  пишет Перлз. И читатель, действительно, становится свидетелем того как одна идея переходит в другую, как рождаются переживания и мысли по поводу мыслей и как из умеренного беспорядка рождается значимый гештальт.

Эта книга своего рода история гештальт-терапии. Поэтому она обязательна к прочтению всем тем, кто практикует этот вид терапии. Перлз простыми и точными словами говорит о философии своего метода: «Без осознания нет ничего». Он не только пишет о гештальт-терапии, он творит ее прямо перед читателем. Название книги шокирует, вызывая живую искреннюю реакцию. Вся эта книга об искренности и честности и, конечно, об их полярностях — обмане и притворстве. Что реально, а что игра? Можно ли быть честным с самим собой и как это выглядит не в абстрактных рассуждениях, а в конкретных ситуациях? В какие игры играют пациенты?

«Я называю невротиком любого
Кто использует свой потенциал,
Чтобы манипулировать другими,
Вместо того, чтобы развиваться самому», — пишет Ф. Перлз о сути невроза.

Гештальт-терапия к двум уже известным измерениям процесса — протяженности и продолжительности добавляет третье — осознанность. Перлз показывает этот принцип в действии — он обращает внимание не только на содержание, но и на процесс, тут же на  страницы книги вынося то, что с ним происходит: «Последние два абзаца пошли с напряжением. Река перестала течь», а в каких-то местах он использует стихотворный ритм. Безусловным достоинством издания являются рисунки самого автора, главным героем которых является он сам. Выполненные в карикатурной форме, они в режиме «здесь-и-сейчас» воссоздают реальные ситуации, фантазии Перлза или иллюстрируют суть теоретических концептов. Поэтому после прочтения книги может создаться впечатление, что состоялось знакомство с автором — с его манерой говорить, двигаться, думать.

Центром своего подхода Перлз сделал сознание, поэтому феноменология является начальным шагом к «знанию всего, что есть познаваемого». В книге Перлз довольно откровенно делится историей своего научного поиска и открытий, толчком к которым часто служило оппонирование уже существующим концепциям психоанализу,  экзистенциальной философии, бихевиоризму, медицинскому пониманию заболеваний.

Изначально работая в психоаналитической парадигме, имея опыт собственного анализа, Перлз раскрывает логические ошибки и заблуждения Фрейда: «Как человек переходит от компульсивного повтора к инстинкту смерти? (Как шпинат оказался на крыше? Корова умеет летать!). . . Если вы выверните застывание <привычек> наизнанку, то получится агрессия, а она чрезвычайно жизненна».

Огромной ценностью книги является то, что Перлз свободно показывает, что принципы гештальта функционируют на всех уровнях бытия, например, от клетки организма, до ситуации продолжительной войны с ее фрустрациями и завершением  миром.

По всей книге россыпью брошены техники гештальт-терапии и случаи, как с иронией об этом пишет Перш, «чудесного исцеления».

Книга станет глотком воздуха для тех, кто интересуется проявлением «живой жизни», спонтанности, аутентичности. Ее важно прочесть практикующим психологам и психотерапевтам. Пожалуй, она требует какого-то мало-мальского уровня предварительной подготовки. Если вам известны такие слова как «психоанализ», «сопротивление», «либидо», то смело беритесь за это увлекательное и интеллектуальное чтение. Хотя, почему бы не рискнуть и с чистого листа.

 

Автор рецензии доцент кафедры психологии личности СПбГУ,
кандидат психологических наук М.О. Аванесян

Читайте также:
Комментарии:
© 2015-2018 Литературный портал «Букля»