Никола Юн

Никола Юн: «Писательство — это мышца»

Никола Юн — автор романов  “Весь этот мир” и “Солнце — тоже звезда”  — рассказывает о творчестве, своих романах и чувствах.

Интервью предоставлено издательством «Клевер».

Юн выросла на Ямайке и в Бруклине, а сейчас она живет в Лос-Анджелесе с мужем и дочерью. В этом интервью для Shelf Awareness она расскажет о своем знакомстве с мужем, о восхищении Карлом Саганом и о вдохновляющем городе Нью-Йорк, который так ярко описан в книге “Солнце тоже звезда”.

Поздравляю Вас с тем, что книга “Солнце тоже звезда” стала одной из пяти книг-финалистов Национальной книжной премии. Как и когда вы услышали новость об этом?
Большое спасибо! Я до сих пор на седьмом небе от счастья. Когда я узнала об этом, я была одна в кофейне аэропорта перед полетом в Мэриленд. Лиза Лукас, директор Национальной книжной ассоциации, позвонила мне, чтобы сообщить эту новость. Как только она сказала: «Это Лиза Лукас,» — я расплакалась. Очень многие в кофейне смотрели на меня с сочувствием.
«Солнце — тоже звезда» не только потрясающая история любви, это роман и о природе любви. Дэниелу нравится японское выражение «koi no yokan,»которое он переводит как «чувство, когда вы встречаете кого-то, кого должны полюбить. Может быть вы не влюбитесь в него прямо сейчас, но это обязательно случится». Разница между выражениями «любовь с первого взгляда» и «koi no yokan» интересна. Считаете ли Вы, что оба развития событий одинаково романтичны?
Я нахожу их оба романтичными. Мне нравится идея о том, что какая-то часть тебя узнает распознает другого человека до того, как подключаются более рациональные и логические части.
Романтические герои в “Солнце — тоже звезда” — Наташа, семнадцатилетняя американка с Ямайки, и Дэниел, американец корейского происхождения, которому тоже семнадцать. Как именно Вы придумывали биографии для своих героев? Связана ли история хоть одного из них с вашей реальной жизнью?
Я уроженка Ямайки, а мой муж — американец корейского происхождения, и это немного помогло мне при описании историй моих героев. Но все же моя книга не совсем биографична. Скажу только, что некоторые диалоги Наташи и Дэниела — особенно о любви и смысле жизни — очень похожи на мои разговоры с мужем!
Была ли ваша любовь к мужу любовь с первого — или второго — взгляда? Как вы познакомились?
Знакомство с мужем было ближе к «koi no yokan.» Я встретила его в старшей школе, когда мы вместе ходили на занятия по творческому письму. Он показался мне очень милым. В нем было что-то, что заставляло меня чувствовать себя ликующей и приземленной одновременно. Увы, у него была девушка, а я только что закончила другие отношения, так что я не прислушалась к своим чувствам. Мы были хорошими друзьями два года, пока наконец не решились начать встречаться.
Одна из моих любимых историй в романе — это та, где поэтичный Дэниел использовал науку, чтобы ухаживать за немного помешанной на рациональном Наташей, которой не нравятся такие «временные, ничем не подтвержденные вещи», как любовь.
Да, и мне кажется, что мы все когда-либо думали о них как о полярных понятиях — наука против искусства. Я воспринимаю их по-другому. И наука, и искусство пытаются узнать правду о нашем мире, но пользуются при этом разными методами.
Какую роль писательское ремесло сыграло в Вашей жизни?
Писательство было важно для меня с детства, но я не пыталась писать ничего серьезного до поступления в колледж. Я изучала электротехнику и должна была выбрать дополнительные занятия, не связанные с этим предметом, и я выбрала курс творческого письма. Я писала ужасные (ОЧЕНЬ ПЛОХИЕ) стихи о неразделенной любви, но мне очень понравилось писать. После колледжа я проработала несколько лет, а потом отправилась учиться писательскому мастерству.
Расскажите нам о названии книги “Солнце — тоже звезда”.
Я большая фанатка Карла Сагана, и мне даже посчастливилось побывать на его лекции, когда я училась в колледже. Одна из черт, которые мне очень в нем понравились, — его вера в то, что научное может быть одновременно и красивым. Поэтому когда я размышляла о названии для книги, то решила просмотреть цитаты Сагана. Я нашла одну, где он сокрушался по поводу того, что некоторые из его будущих выпускников не знают, что Солнце — звезда, и поняла, что нашла название для книги.

Солнце – тоже звезда

Кажется ли Вам, что “Солнце…” растопит даже сердца циников?
Да!
Вся история любви ваших героев длится 12 часов и разворачивается в Нью-Йорке. Расскажите нам о Вашем отношении к Нью-Йорку и о том, как оно помогло Вам в написании “Солнца…”.
Я переехала в Нью-Йорк с Ямайки, когда мне было одиннадцать. Мы поселились в Флэтбуше — районе Бруклина. До переезда в Штаты все мое представление об Америке ограничивалось двумя поездками в Диснейленд с семьей. Я думала, что в Бруклине все будет точно таким же, как Диснейленде. Я ошибалась. Но со временем я научилась любить Нью-Йорк.
Наташа — иммигрантка без документов, и ее вот-вот должны отправить на Ямайку. Отчаяние, с которым она ищет способ остаться в США, почти осязаемо. Семья Дэниела — тоже семья иммигрантов. Обе их истории рассказаны с пониманием и сочувствием.
Я иммигрантка, как и родственники моего мужа. Я описала многое как из своего, так из их жизненного опыта. У иммигрантов те же мечты и надежды, что и у людей, родившихся в Америке. Переезд в другую страну — необычайное проявление храбрости и надежды.
Повествование переключается между голосами Наташи и Дэниела и состоит из очень коротких глав. Тяжело ли было разграничивать эти голоса или все выходило само собой?
Все вышло само собой. Я постаралась передать Наташе свои естественные, инженерные взгляды, а в характер Дэниела вложила свое книжное, писательское “я”.
Мне понравилось включение всеведущего рассказчика, который заглядывает в будущее героя, рассказывает об истории Наташиного отца-актера и обсуждает историю причесок афро-американцев и рассуждает о периоде полураспада любви. Такое построение романа потребовалось в процессе или задумывалось изначально?
Структура романа была задумана изначально. Существует образовательное движение, которое называется Проект Большая История, основанное ученым и академиком Дэвидом Кристианом. Его идея состоит в том, что вы не можете изучать предметы (школьные) по отдельности. Астрономия влияет на религиозные учения, они влияют на литературу и поэзию, и так далее. В книге я хотела проследить, как мы связаны между собой и как можем влиять друг на друга, даже если мы не знаем об этом.
Процесс написания книг “Весь этот мир” и “Солнце — тоже звезда” как-то отличался?
Процесс написания был одинаковым для обеих книг. Я всегда пишу от руки в блокнотах Moleskine, обычно с четырех до шести часов утра, и потом с шести утра до полудня.

«Весь этот мир» – Никола Юн

Расскажите нам о готовящейся экранизации книги “Весь этот мир”. Участвовали ли Вы в написании сценария?
MGM решила снимать фильм по книге как раз перед ее изданием в сентябре 2015 года. После этого начался водоворот событий! Дж. Миллс Гудло написал чудесный сценарий, а Стелла Меи стала нашим режиссером. Позже на роль главных героев выбрали Аманду Стендберг и Ника Робинсона, а потом мы внезапно начали снимать фильм! Я не участвовала в написании сценария, но много общалась со сценаристом и давала советы. Вся съемочная команда была по-настоящему вовлечена в процесс, и все поддерживали друг друга.
Какие советы вы можете дать начинающим писателям?
Читайте все, что попадет вам в руки. Не бойтесь выделяться из толпы! Писательство — мышца, и как каждая мышца, оно становится сильнее, когда вы постоянно над ней работаете.
Читайте также:
Комментарии:
© 2015-2019 Литературный портал «Букля»